* * *
Однажды, прогуливаясь в Веймарском парке, Гете встретил на узкой дорожке критика, который резко критиковал его произведения. Критик воинственно сказал:
— Я никогда не уступаю дорогу дуракам!
— А я наоборот, — ответил Гете и сделал шаг в сторону.

* * *
Один старый самурай обучал боевому искусству молодых учеников. Он делился с ними своими умениями и опытом. Однажды, во время занятий, к ним пожаловал молодой воин, который пользовался дурной славой. Он «прославился» своими дерзостью и жестокостью.
Этот воин любил провоцировать окружающих. Он выбирал себе жертву и осыпал ее отборными ругательствами. Взбешенный противник после этого пытался наказать обидчика. Однако ярость, которая его при этом одолевала, затуманивала мышление. Ослепленный ею, противник допускал ошибку за ошибкой и, в результате, задиристый воин легко его одолевал.
Вот и в этот раз воин принялся оскорблять старого самурая. Однако тот не обращал на это никакого внимания, а продолжал спокойно передавать науку своим ученикам. Задира вновь и вновь пытался обидеть наставника, но тот оставался невозмутимым. В конце концов задира ушел прочь в крайнем раздражении, так и не добившись от самурая желаемой ярости.
Когда молодой невежа ушел, ученики спросили у самурая, почему тот терпел нападки незваного гостя? Ведь можно было вызвать его на бой и проучить обидчика.
На это старый самурай ответил:
— К ненависти, злобе и оскорблениям нужно относиться, как к подарку, который нельзя принять. Если ты не принимаешь подарок, то кому он тогда принадлежит?
— Он принадлежит своему прежнему хозяину, — ответили ученики.
— Точно так же оскорбления и злоба, пока ты их не примешь, остаются с тем, кто их принес, — подытожил старый самурай.

* * *
Обвешанная драгоценностями пожилая дама с величественными манерами вышла из лондонской гостиницы, где она обедала и танцевала весь вечер на благотворительном балу, организованном фондом помощи беспризорным детям.
Она уже собиралась усесться в свой «Ролс-ройс», когда к ней подскочил уличный бродяжка и попросил:
— Мадам, подайте немного денег. Я не ел два дня!
Герцогиня с гневом и брезгливостью отшатнулась:
— Да как ты смеешь, негодяй?! Ты что, не понимаешь, что я целый вечер танцевала ради тебя?!

* * *
— Итак, дети, — сказал учитель, закрывая книгу, — кто скажет, хорошая это была сказка или плохая?
— Хорошая, хорошая! — вразнобой завопили дети.
— А кто объяснит, почему? Да, вот ты, отвечай.
— Потому что принц женился на принцессе! — без тени сомнения ответил ребёнок.
— Близко. Но не совсем так.
Учитель заложил руки за спину и принялся расхаживать перед детьми.
— Сказка, которую мы только что прочитали, добрая и хорошая, потому что главный герой в ней — принц. Для него, действительно, наступил хэппи-энд. В отличие от остальных персонажей, над судьбой которых мы не задумываемся. Принц украл принцессу прямо из-под венца — а кто-нибудь спрашивал, хочет она того или нет? Может, её прежний жених нравился ей больше — а он, кстати, был очень достойный молодой человек. Два государства оказались втянуты в войну, тысячи солдат сложили головы, но кому это интересно? Каждый убитый был чьим-то сыном, мужем или отцом, но их судьба и горе их семей остаются за гранью повествования, сказка не о них. Сказка о принце, который добился своего. Увидел красивую девушку, захотел её, получил, фактически вынудил выйти за себя замуж, и жил потом долго и счастливо, правя королевством её отца. Но поскольку сказка всё-таки о принце, а не о короле, принцессе или любом из безымянных солдат — это хорошая сказка со счастливым концом.
Учитель остановился, повернулся лицом к детям и поднял палец:
— Запомните, дети. Чтобы одна-единственная сказка для кого-то сложилась хорошо, множество других сказок должны закончиться плохо. Но в расчёт принимаются только судьбы принцев. Только они.

* * *
Однажды разбойники убили и ограбили странника. Развернув его котомку, они увидели там хлеб и сало. Хлеб они съели, а сало не стали — пост ведь. Грешно.

* * *
Однажды падишах нахваливал баклажаны.
— Владыка мира! Были бы они не такие вкусные, люди не ели бы их с такой охотой! — поддакнул придворный мудрец.
Через несколько дней падишах разбранил баклажаны. Мудрец опять стал поддакивать:
— Владыка мира! Негодный, в самом деле, овощ. От него и живот болит, и всякие другие болезни бывают.
Удивился падишах таким словам:
— Ну и странный же ты человек! То хвалил баклажаны, а теперь вот хулишь их.
— Владыка мира! Но ведь служу-то я вам, а не баклажанам.

* * *
Жил-был на свете медвежонок, и одолевали его суровые сомнения относительно себя: вырастет он таким же большим, как другие медведи, или нет? И сколько бы ему ни говорили другие звери, сколько бы ни убеждали — он им не верил. Пойдёт к пруду, глянет на своё отражение и с угрюмым сердцем опустится на землю. Сидит, горюет.
«Как же так? — спрашивал себя медвежонок. — Почему все медведи такие большие, а я до сих пор маленький? Видимо, никогда мне не вырасти!»
Так проходил у него каждый день — в печали и страдании.
Наступила зима. Все медведи уснули, и медвежонок тоже. Снежная пора выдалась крепкой и затяжной. Медвежонок часто ворочался во сне — упрямые сомнения не покидали его даже в спячке.
Когда потеплело, и на земле стали пробиваться молодые ростки, медвежонок первым делом поспешил к пруду, чтобы посмотреть, как сильно он подрос за прошедшее время. Все его чувства были захвачены этим вопросом. Но когда он взглянул на себя, он увидел все того же медвежонка, которого помнил ещё до порога зимы. Раздосадовался медвежонок, зарычал и стал бить лапами по своему отражению. Бил долго, страстно, извергая всю свою злость на воду.
На долго незатихающие звуки сбежались другие звери: белки, зайцы, лисицы, волки.
— Вы меня все обманывали! — кричал им медвежонок. — Говорили мне, что я стану большим и сильным, а я по-прежнему маленький и слабый! Вы обманщики!
А стоящие напротив него звери затихли в робком недоумении, видя, как громадный медведь яростно колотит воду.

* * *
Один мальчик пас овец в горах. Вроде и отличник в школе, и начитан, но пас овец. Потому что отец его пас овец, дед пас овец, прадед пас овец и вообще — марш пасти овец и никаких разговоров. А поскольку мальчик был начитан и хотелось ему общения, а с овцами не очень-то и поговоришь, каждый день, в полтретьего, мальчик начинал истерично кричать:
— Волк!!! Волк!!!
Горцы в ауле начинали ворчать:
— Опять он кричит! Нет же волка никакого!
— А вдруг есть?
— Уже пятый месяц каждый день нет волка, а тут вдруг появится? Нету там волка.
— Да идите и посмотрите! — кричали им женщины.
— Молчи, женщина! Нету волка — на что там смотреть?
— А здесь тебе на что смотреть, джигит? — резонно возражали женщины.
И джигиты шли в горы к отаре и разговаривали с мальчиком. Мальчик быстро отходил от побоев и кричал джигитам вслед:
— Завтра в полтретьего, уважаемые!
И продолжалась эта идиллия до тех пор, пока действительно не пришел Волк. Огромный, страшный зверь. Но умный мальчик не растерялся и закричал:
— Студентки-туристки из медицинского училища!!! 70 девушек становятся лагерем!!!
И джигиты аула оказались у отары в десять раз быстрее, чем при криках: «Волк, волк». Женщины джигитов «Ваймэ!» не успели прокричать, а джигиты были одеты в самые новые спортивные костюмы и у отары уже. С кинжалами, разумеется. Потому что джигит с кинжалом — это красивый понт. Ни одна студентка-медичка не устоит.
Тут-то и пришел капец Волку. А мальчика всё равно побили. Потому что уж слишком подлым был обман.

* * *
В небольшом американском городке один бизнесмен решил открыть кабак. И, по стечению обстоятельств, он находился на одной улице с церковью. Церковное руководство это не устраивало, и на каждой проповеди оно призывало горожан молиться, чтобы Бог покарал небогобоязненного бизнесмена.
За день до открытия кабака случилась гроза, и молния, ударившая в его крышу, сожгла его дотла. Священники возрадовались, а бизнесмен подал на них в суд с требованием компенсации ущерба. Те всё отрицали.
Выслушав обе стороны, судья сказал:
— Я ещё не знаю, какой вердикт вынести, но из материалов дела следует, что какой-то владелец кабака верит в силу молитвы, а всё церковное руководство — почему-то, нет.

* * *
Два мальчика, любили одну девочку. Один писал ей стихи и носил портфель. А другой дергал за косички и подкладывал кнопки. На выпускном она дала второму.
Мораль: Женщины на подсознательном уровне выбирают более решительных и мужественных особей противоположного пола, способных защитить её и потомство.
Мораль короче: Хрен этих женщин разберёшь.

Одна девочка получила в школе пятерку, а другая двойку. Первая возвращалась домой вприпрыжку, упала и сломала ногу. А вторая шла, опустив голову, и нашла кошелёк с деньгами.
Мораль: Все события, происходящие в жизни, влекут за собой цепь других событий. Поэтому не стоит переживать по пустякам и впадать в эйфорию от незначительных побед.
Мораль короче: Хрен его знает, где найдешь, где потеряешь.

Один мальчик хорошо плавал, а другой совсем не умел. Пошли они купаться. Первый заплыл далеко, у него свело ногу, и он утонул. А второй плескался рядом с берегом и даже не простудился.
Мораль: В современном цивилизованном обществе, в отличие от первобытного, умение делать что-либо не добавляет нам шансов выжить, а наоборот подвергает лишнему риску.
Мораль короче: Не вы..бывайся, целее будешь.

У одного мальчика родители сильно пили, курили и нигде не работали. А у другого родители были доктора наук, матом не ругались и к обеду переодевались. Первый мальчик вырос, не пьет, не курит, учится в аспирантуре. А второй пошел по второй ходке за гоп-стоп, не хватало на дозу.
Мораль: Дети, воспитывающиеся в неблагополучных семьях, мечтают вырасти и изменить окружающий их быт. Дети, живущие в тепличных условиях, зачастую, становятся неспособными противостоять реалиям окружающей их вне дома действительности.
Мораль короче: Хрен его знает, как этих детей воспитывать.

* * *
Когда Сэмюель Джонсон выпустил первый настоящий словарь английского языка, к нему пришла делегация респектабельных пожилых дам, желавших похвалить его за то, что он не включил в словарь ни одного неприличного слова.
— Как это мило, — ответил Джонсон, — что вы специально искали в словаре все неприличные слова!

* * *
Стали люди жаловаться Богу на жизнь:
— Вот насилие, воровство, убийство… Почему мы так плохо живём?
И услышали в ответ:
— А вы этого не хотите?
— Нет, конечно! — закричали люди.
— Ну так, и не делайте…

* * *
Однажды ночью в провинции, где располагался монастырь, прошёл сильнейший снегопад. Утром ученики, пробираясь буквально по пояс в снегу, собрались в зале для медитаций.
Учитель собрал учеников и спросил:
— Скажите, что нам нужно сейчас делать?
Первый ученик сказал:
— Следует помолиться, чтобы началась оттепель.
Второй предположил:
— Нужно переждать в своей келье, а снег пусть идёт своим путём.
Третий сказал:
— Тому, кто познал истину, должно быть всё равно — есть ли снег или нет его.
Учитель молвил:
— А теперь послушайте, что я вам скажу…
Ученики приготовились внимать величайшей мудрости. Учитель обвёл их взглядом, вздохнул и сказал:
— Лопаты в руки — и вперёд!

* * *
Шли по дороге Добро и Зло. Навстречу им два мужика.
— Давай, — говорит Зло, — испытаем, кто из нас сильнее.
— Давай, — согласилось не умеющее возражать Добро. — А как?
— Пусть за нас два этих мужика поборются, — говорит Зло. — Я сделаю одного из них сильным и богатым, но злым.
— Хорошо, — говорит Добро. — А я другого слабым и бедным, но добрым.
Сказано — сделано. Вмиг один человек оказался на коне, в богатой одежде, а другой — в лохмотьях и с клюкой.
— Прочь с дороги! — закричал на него превращённый в богача, огрел плетью и поскакал скорее домой, деньги считать.
Сделанный бедным вздохнул и молча поплёлся следом.
— Ага! — обрадовалось Зло. — Понятно теперь, кто из нас сильнее?
— Погоди, — говорит Добро. — У тебя всё легко и быстро, но ненадолго. А я, если что делаю, то навсегда.
Стали они смотреть, что дальше будет.
Спустя время шёл бедный, вдруг видит, лежит под упавшим на него конём богатый и никак подняться не может. Хрипит уже, задыхается. Подошёл к нему бедный. И так ему погибавшего жалко стало, что откуда только сила взялась. Отбросил он клюку, поднатужился и помог несчастному освободиться. Прослезился богатый. Не знает, как и благодарить бедняка.
— Я, — говорит, — тебя плёткой, а ты мне жизнь спас. Идём ко мне жить. Ты мне теперь вместо брата будешь.
Ушли два мужика. А Зло и говорит:
— Что же это ты, Добро? Обещало сделать своего мужичка слабым, а он вон какого тяжёлого коня поднять смог. Коли так, то я победило.
А Добро и спорить не стало. Ведь оно не умело возражать, даже Злу. Но с тех пор Добро и Зло вместе не ходят. А если и идут по одной дороге, то только в разные стороны.

* * *
Захотела Жадность с Бедностью половиной своего богатства поделиться. Разделила его на две половины, а какую отдать — не знает. То одна, то другая ей большей кажется. А большую отдавать-то жалко. Решила она её уменьшить. Потом ещё, ещё… Делила-делила, и осталась от меньшей части одна только крошка.
— Ничего, — решила Жадность. — Она и этому будет рада!
И Бедность действительно была очень рада даже такой жалкой подачке. А Жадность, усыпив свою совесть, после этого только ещё жадней стала.

* * *
Английский король Ричард Львиное Сердце был высоким, сильным мужчиной. Он очень гордился своей силой и любил показывать людям, как силён он был.
Однажды, когда он проезжал на лошади по сельской местности, его конь потерял подкову. К счастью, он находился неподалёку от деревни, и вскоре был найден кузнец.
— Дай мне хорошую подкову, — сказал Ричард мужчине.
Подкову дали. Ричард взял её в руки и разломал надвое.
— Эта подкова не очень хорошая, — сказал он, — дай мне получше.
Кузнец не сказал ни слова. Королю дали другую подкову, но и её Ричард разломал. Кузнец дал третью подкову. На этот раз Ричард был удовлетворён и приказал кузнецу подковать его лошадь.
После того, как работа была сделана, Ричард предложил мужчине монету. Кузнец взял монету между пальцев и разломал её надвое. Теперь настала очередь Ричарда удивляться. Он достал из кармана монету большего размера и протянул её кузнецу. Мужчина разломал и её, говоря:
— Эта монета не очень хороша, дай мне получше.
Ричард улыбнулся и дал ему палицей по голове.
Вот такая вот поучительная история. Говорят, мораль сей басни такова: монета была с профилем Ричарда и поэтому не могла быть плохой.