alt

День 1. Спали до обеда. Но пришел какой-то лейтенант и начал нас будить. Мы не поняли его наглость и продемонстрировали ему и на нем древний ниндзявский прием «Кьюзки матт». Лейтенант почему-то обиделся. Чтобы он не выл как белуга во время сенокоса, налили ему 500 грамм. Лейтенант выпил и выть перестал. Тут проснулись все и начали гудеть вместе с лейтенантом. Попутно развязался разговор о том и о сем. Вот что нам рассказал лейтенант. Начальство решило, что для разнообразия в нашей диверсионной подготовке пригодится умение грамотно управлять различными средствами передвижения. Поэтому для нас вновь наступает учебный сеанс.

День 2. В целях конспирации за нами приехал рефрижератор с надписью «Куры». Загрузились и поехали. Стало скучно… и мы принялись распевать песни. Через два часа водители попросили нас заткнуться, так как их достали просьбами продать парочку кур-мутантов, которые от холода спасаются тем, что травят анекдоты и поют блатные песни на языке аборигенов Новой Зеландии.

Прибыв на место, мы разлеглись на травке и дали синхронного храпу.

День 3. Пришел майор и сказал, что он тут самый главный ас. На что ему резонно возразили, что асы — одноглазые. Майор несколько смутился, но рассказал душераздирающую историю о том, как он брал за жабры звуковой барьер. Крылья от самолета были в ремонте, а самолет с двигателем требовалось испытать. И майору пришлось брать звуковой барьер прямо на шоссе. Мы чуть не разрыдались. Птичку было жалко. В смысле — самолет.

День 4. Пришли инструкторы и раздали нам мотоциклы. Зачем-то прочитали лекцию о том, что мотоциклы бывают трех видов. Трехколесные — для детей и пенсионеров, двухколесные — для обычных людей и одноколесные — для профессионалов. Ну да, как же… Одноногие пехотинцы быстрее и лучше бегают.

Покатались с удовольствием, правда, инструкторы орали, что столбы надо объезжать, а не ездить по ним вверх.

День 5. Инструкторы начали натягивать перед нами тросы. Но мы не растерялись и перекусывали их налету. Инструкторы начали орать, что тросы они натягивают для того, чтобы мы почувствовали себя одним целым с мотоциклом и перепрыгивали бы через них. Мы ответили, что не можем быть единым целым с мотоциклом, так как мотор у нас в заднице не предусмотрен. Инструкторы почему-то посмотрели на нас как на идиотов.

День 6. Обучались «брать барьер». Иванов переволновался и проехал сквозь барьер (кирпичную стенку). Остальные просто перепрыгнули ее, схватив мотоцикл в охапку. Инструкторы заплакали.

Вечером Иванов, Петров и Сидоров вышли прогуляться на моцион. Не понравились рокерам. Впрочем, рокеры им — тоже. Наши немного попинали рокерам технику, до «восьмерки». Потом подумали и попинали еще немного — до «девятки». Интересно, как рокеры будут ездить на «девятке»?

День 7. Инструкторы плюнули на нас. В том смысле. что раз не получилось с легким наземным транспортом (они бы еще метро сюда притащили), то, возможно, получится с летающим. Водили нас на экскурсию в ангар к вертолетам. Иванов попробовал антенну на зуб. Откусил, но инструкторы не заметили.

У Сидорова с инструкторами возник спор, который закончился тем, что Сидорова назвали «земляным червяком». В качестве ответной меры Сидоров завязал лопасти винта узлом. Инструкторы долго ругались.

День 8. Сусанин угробил два вертолета. Сам Сусанин, вылезая из-под обломков, отделался легкими царапинами, а инструкторы, сидевшие с ним рядом в вертолете — большим шоком. Зря они сказали, что если мы угробим эти вертолеты, то нам пришлют новые.

День 9. Так как свежие вертолеты к завтрашнему дню завезти не успеют, мы отправляемся на стрелковый полигон.

p.s. продолжение следует…