* * *
Однажды один таксист подвозил Амаяка Акопяна. Доехав до места назначения, Акопян расплатился и спросил шофёра, как его зовут. «Василий», — ответил таксист. Акопян достал календарик со своей фотографией, написал на ней: «Васе, московскому таксисту, от фокусника Акопяна», — и протянул водителю. «Минуточку», — неожиданно попросил тот, достал одну из фотографий, которые приготовил для медкомиссии, написал на ней: «Фокуснику Акопяну от московского таксиста Васи,» — и вручил ошарашенному иллюзионисту.

* * *
Бродили мы с камерой по улицам и задавали прохожим один и тот же вопрос: «Какое Ваше самое заветное желание»?
Опросили человек девяносто, но видимо большинство о своем желании вычитало в женских журналах: им подавай остров в океане, на нем дом и поле для гольфа (Ну, кто из них пробовал играть в гольф? Ходишь с клюшкой по лугам и болотам, проще и полезнее кроликам травы накосить. Я один раз играл, мне не понравилось, чувствовал себя забытым в степи хоккеистом). Естественно далее шли мешки с деньгами, яхты, квартиры с видом на Кремль и т. д и т. п. Мы уже изрядно подзамерзли и хотели было «сворачивать удочки», смотрю – маленький таджик в униформе скребет травку грабелькой, похожей на руку Фредди Крюгера, рядом тачка с мусором и инструменты.
Спрашиваю:
— Уважаемый, а какое у Вас самое заветное желание?
Дворник выпрямился, заулыбался, похвастав металлическими зубами трех разных цветов и сказал:
— Вы хочешь меня в кино снимать?
— Да, скажите, что бы Вы хотели больше всего на свете? Может быть много денег, красивую невесту, регистрацию? Все что угодно…
Таджик перестал улыбаться, подумал, и сказал:
— Не знаю даже, деньги нам платят все время — каждый раз, жена и дети у меня есть, регистрация настоящий… Адин все-таки есть у меня желаний, а Вы не будете обидеться?
— Нет, не буду, говорите. Любое желание.
Таджик немного помялся, заглянул в объектив и серьезно сказал:
— Я хотел бы больше всего, чтобы вы — москвичи — стали бы или немножко больше культурными или наоборот — чуть чуть меньше культурными… Такой мой самый большой желание.
— Я Вас не понял, поясните, пожалуйста.
— Ну, если бы все москвичи стали чуть больше культурными, то свои бумажки-умашки, мусор-шмусор, они бросали бы только в урна. А если бы стали меньше культурными, чем сейчас, то бычки-мычки, семечки — жувачки, бросали бы прямо себе под ноги на асфальт и не старались бы их культурно бросить на клумба или трава… Там мне очень трудно собирать мусор, а с асфальта — р-р-р-аз и подмел легко… Такой мой самый большой желание. Я правильно Вам сказал?
Думаю, что этот таджик захотел уж «слишком любое желание». Нам проще сброситься ему на остров в океане, чем перестать изображать из себя культурных, пряча в клумбах свой мусорок.
Однако, много человеку нужно для счастья…

* * *
Был у меня друг, прослывший в определенных кругах знатным сатанистом, что, кстати, весьма сопутствовало успеху у дам. Одна малолетняя дурочка все время приставала к нему с вопросом: «Как ей вступить в сатанисты»? В конце концов, он ей сказал, что для этого нужно 13-го числа, в полнолуние, на кладбище отдаться 13 действительным членам секты. Да, и на голове у нее должна лежать дохлая кошка.
Бедная девушка помолчала минуту, а потом спросила тоненьким, жалобным голоском:
— А нельзя ли как-нибудь БЕЗ ДОХЛОЙ КОШКИ?

* * *
В нашем театре, в столярном цехе, работал мастер по фамилии Мальчик. Яков Михалыч. Выпускник художественного училища по специальности «деревянное зодчество», мастер на все руки, настоящий Добрый Волшебник. Мог выточить из дерева всё, что угодно, от иголки до башенных часов. Вырезал на заказ рамки, обналичники, иногда портреты, баловался «чеканкой», в общем делал многое за деньги, а театр был типа «для души» (лихие девяностые, мы зарабатывали как могли). Иногда допускал пьянство на работе, но на следующее утро этому «огурчику» всё прощалось с молчаливого благословения директора. Человек он был спокойный, знал цену слову. Всех новеньких «пропускали» через него.
— Иди в столярку, там встретишь мальчика, он всё сделает.
Недоумённые лица встречал человек с седой курчавой головой. Паузу он мог держать вечность. Чем быстрее новенький начинал говорить, тем больше он наживал друзей впоследствии – это закон. Одному «Мальчик Яша», не дождавшись «здрасьте», протянул костлявую деревянную руку из кармана, другого встретил дождь из опилок с криком «Па-а-Ба-а-м-м». Когда его случайно вывели из себя, он с размаху воткнул стамеску в дерево и предложил: «Достанешь – твоя правда. Но я не уверен…».
Однажды к нам заехал «столичный мэтр». Был он необуздан и хамоват. Он считал это творческой свободой и посылал женщин на репетициях по делу и без. Ну, как же, столичная знаменитость приехала приобщать провинциалов к высокой культуре. Все ждали работу над декорациями…
И вот в кабинет директора врывается этот деятель и орёт:
— Вы посмотрите! Нет, вы посмотрите!..
И протягивает что-то похожее на курительную трубку. Только вместо мундштука у неё… член!
— Впечатлён, — покрутив этот симбиоз, спокойно ответил директор.
— Я так не могу! Этот ваш… ремесленник! Завтра премьера!! Он издевается!!!
Директор позвал Яшу. Тот пришёл, протёр очки и молча сел, уставившись на директора.
— Твоя работа, Михалыч?
— Ага. Рука не поднялась подписать — как живой…
— Нет, ты объясни нам! – заорал опять «столичный мэтр», — Вот, кто тебя просил?!
— А вы помните, что вы попросили?
— Да! Трубку, твою мать!
— Нет. Вы сказали, — тут Мальчик нагнул голову и, вытянув руку, басом продекламировал, — «Выточи мне какую-нибудь х..йню, чтобы на трубку была похожа».
Москвич покраснел и замер. Директор прыснул.
— Вы ещё, друг мой, декорации третьего акта не видели… Завтра хотел показать…

* * *
В Берлине тетка нашла кошелек с тысячей евро. Традиционные немецкие порядочность и щепетильность не позволили ей присвоить чужое. Тетка позвонила по номеру телефона, найденному в бумажнике, и предложила вернуть кошелек за вознаграждение в сто евро «плюс 20 евро на транспортные издержки».
Но пенсионер, потерявший кошелек, оказался еще порядочнее и щепетильнее. Он сообщил в полицию, и тетку арестовали в момент передачи кошелька за вымогательство.
Два цивилизованных человека в правовом государстве всегда найдут общий язык…

* * *
История, конечно, удивительная. Довлатов бы сделал из нее рассказ, а я так, бегло опишу события.
Гуляем мы чей-то день рождения в одном кабаке. Кабачок — ни то, ни сё, единственная оригинальная деталь — в холле террариум с крокодилом. Зверюга занята своим обычным делом — лежит с открытой пастью, не двигаясь. Мы погуляли, выходим в холл, пресмыкающееся лежит, как лежало, ни на миллиметр не подвинулось. Среди гостей начинаются разговоры на предмет здоровья животного, а кто-то даже высказывается по поводу восковых муляжей. Заключаются несколько пари. Один из джентльменов, богатырь двухметрового роста, вызывается развеять сомнения, для чего используются стул и природная длина рук. Крокодил тоже помогает решить вопрос и захлопывает челюсти аккурат на могучем мужском запястье. Гости понимают, что теперь-то вечер удался на все сто и можно вызывать скорую…
Скорая доставляет нашего героя в клинику, где он узнает, что с его появлением счет укушенных крокодилами в Москве наконец-то открыт, и награждается уколом от бешенства прямо в сытое и пьяное пузо. На этом казалось бы все, но доктор настаивает на госпитализации: все же экзотическое животное, мало ли что…
Приводят нашего бедолагу в палату, и видит он своего соседа – маленького негра цвета горького шоколада, рука которого туго забинтована. Выходят покурить, знакомятся. Патрик оказывается натуральным пигмеем из Заира. Все как обычно: Патрис Лумумба, любовь, женитьба, афророссиянин…
Наш высказывает мысль, что странно быть русскому укушенным африканским крокодилом в России, когда африканец, поди, цапнут нашей чертановской шавкой. Как бы не так, не собакой. А кем? Не поверишь, мужик бухой в метро укусил… Доктор сказал – самый страшный укус…
Вот ведь ирония судьбы: в час ночи на заплеванной больничной лестнице курят здоровенный русский мужик, укушенный в Москве крокодилом, и полутораметровый негр, укушенный человеком…

* * *
Удивительно добрая история моей подруги. Она усыновила мальчика (4 года). Примерно через месяц после усыновления рассказывает ему сказку «Дюймовочка»:
— И не было у женщины детей, а ей очень хотелось ребёночка. И тогда пошла она к колдунье, та дала ей волшебный цветок…
Ребёнок:
— Вот тётя глупая была, не к колдунье, а в детский дом идти надо было…

* * *
В южном Лос-Анджелесе сгорел дотла четырехэтажный жилой дом.
На первом этаже жила нигерийская семья из 6 человек, занимавшаяся подделкой чеков. Вся семья погибла. Группа из семи нелегальных иммигрантов, исламистов из Кении, сумевших обмануть муниципальных работников и получавших социальную помощь, жила на втором этаже. Все они погибли. Шесть членов латино-американской шайки, занимавших третий этаж, тоже погибли. Из жильцов дома в живых осталась лишь семейная пара белых, занимавшая четвертый этаж.
Известные правозащитники — Эл Шерптон, Джон Бурис и Джесси Джексон — были возмущены этим фактом и вылетели в Лос-Анджелес на встречу с начальником местной пожарно-спасательной службы, где в резкой форме потребовали ответа, каким образом все черные, мусульмане и латиноамериканцы погибли, и лишь белая пара осталась в живых? Ответ начальника пожарных был краток:
— Потому что они были на работе…

* * *
Охота пуще неволи – это и про рыбалку сказано. А самая лучшая рыбалка на Ханке. Ханкайские рыбаки, когда раздвигают руки, хвастаясь уловом, врут не о длине рыбы, а о расстоянии между ее глазами. Да не так уж и сильно привирают.
Михалыч с нетерпением дожидался, когда на озере станет лед. А пока собрался проверить заветное местечко на одном из ериков. Отезжая, свистнул в машину пса Бугая – нечего ему во дворе шкуру протирать.
Добрались быстро. Бугай, ошалев от свежего воздуха, открытого пространства и отсутствия цепи, принялся нарезать круги по окрестностям.
Рыбак вышел на берег, лед выглядел довольно крепким, правда посредине ерика была небольшая полынья. Ступил на лед – посмотреть, как держит. Держал хорошо. Неспешно двинулся к полынье…
Пес завершил очередной крюк – верст семь, не меньше – выбежал к берегу и, не останавливаясь – на лед, к хозяину. Вот тут-то он и понял, что сейчас случится что-то нехорошее. Экстренное торможение не помогло, попробовал пятиться, забавно перебирая лапами – бесполезно. На приличной скорости его 60-ти килограммовая туша докатилась до Михалыча, подсекла его под коленки и они оба рухнули в воду.
Пес не сразу понял, куда попал – в ледяной воде ему купаться еще не приходилось. А поняв, принялся себя спасать. Видимо, инстинкт «сам погибай, а хозяина выручай» показался ему в данной ситуации неуместным, да и предки его с водолазами, похоже, не грешили. Пока Михалыч пытался выползти на лед, обламывая своим телом края полыньи, и уже казалось вот-вот, еще немного, и он выберется, пес ухватился зубами за капюшон его куртки, подтянулся, под задними лапами появилась опора – мощный круп Михалыча, несколько рывков и пес уже на прочном льду, а Михалыч, соответственно, опять в воде. Наконец, выбрался и он.
Михалыч очень хотел высказать Бугаю все, что он о нем думает. Он даже вдохнул побольше воздуха, чтобы фраза получилась как можно более многоэтажной, но как раз в этот момент Бугай отряхнулся, и устроил Михалычу еще и душ после купания. Слова так и остались невысказанными.
Надо было ехать отогреваться, пока совсем не заледенели. Михалыч все-таки отвел душу, «подсадив» Бугая в машину хорошим пинком.
Обратно не ехали – мчались; печку в машине включили на полную мощность. Сидеть в промокшей одежде на мокром сиденье было противно, в машине воняло псиной. Но настроение было хорошим, ведь главное они выяснили – через недельку можно будет ставить сети…