Итак, жили-были три студента одного гуманитарного заведения. Сказать, что они учились — будет не правда. Они наслаждались, но не учебой, а свободой, которая им выпала вдалеке от родительской опеки. А поскольку свобода воспринималась бурно, то деньги и еда у них заканчивались примерно в среду, а до пятницы, когда уедут домой, надо было что-то кушать.

В тот год зима была суровой. Не в смысле погоды, а в смысле тотального обнищания всех троих. И вот когда муки голода достигли крайней отметки, было принято гениальное решение. За забором их небольшого общежития стоял уютный особняк, с садом и небольшой пасекой. Как известно, пчелам на зиму закладывают сахар, который ими перерабатывается и хранится в очень вкусном виде. И вот поздним темным вечером, чтоб не дай бог не поймали, все трое перелезли через забор. Открыть улей и извлечь пару рамок с сотами было не сложно. Так же не сложно было занести их в теплую комнату.

Как только они вошли, не успев даже включить свет, в комнату постучали. Быстро две рамки были заброшены под кровать и в комнату запущен неожиданный посетитель. Особо хорошим другом посетитель не был, посему свежего меду ему никто не предложил. Соты остались лежать под кроватью. Посидели они минут пятнадцать. А в это время пчелы, о присутствии которых никто не подозревал (напомню – было темно), после долгого зимнего сна почувствовали приход весны. Срочно из тех пчел, что отошли от зимней спячки первыми, была составлена разведывательная экспедиция. Дальше события развивались стремительно…

В комнате послышалось слабое жужжание. «Муха наверно» — подумал Штирлиц. «Какая зимой в жопу муха?» — подумали обиженные пчелы. Кто был укушен первым история умалчивает. Но кто-то понял, что что-то не так, и заглянул под кровать. Оттуда он вылетел извергая проклятия, а нос героя буквально на глазах начал набирать размеры. Вы знаете, что пчела после укуса погибает? Но природа все предусмотрела. Перед смертью пчела выделяет специальный запах, который для всех остальных пчел служит сигналом: «Я погибла в неравной схватке. Отомстите за меня».

Пчелы начали вылетать из-под кровати целыми эскадрилиями. Слабое жужжание превратилось в громкий гул. Студенты эвакуировались в коридор, а поскольку бежали быстро, двери никто не закрыл. Убегая по длинному коридору матерились громко, потому из многих комнат показались головы любопытных, которые в темноте коридора сначала не поняли, что происходит. Когда поняли – было поздно.

Вы знаете сколько в одном улье живет пчел? – от 20 до 100. ТЫСЯЧ. А сколько их может одновременно быть на одной переборке? Не знаю, пусть пчеловоды поправят, но думается никак не меньше тысяч пяти. А переборок было две. И вот все это воинство, обуреваемое жаждой мщения за погибших товарищей, разлетелось по всему общежитию…

В тот вечер были разбужены и укушены многие. И бабка-одуванчик на вахте, и вызванный ею наряд милиции – никто не ушел от справедливого возмездия. Наконец, после получаса безуспешной борьбы кто-то наконец догадался открыть окно. Пчелы начали мерзнуть, и летать больше не хотели. После разгерметизации всего общежития, когда температура в комнатах упала почти до нуля, схватка прекратилась.

Пчелы погибли все, меду в тот вечер не хотелось уже никому. Однако до сих пор, когда я встречаю того разведчика из-под кровати с распухшим носом, а ныне моего хорошего друга, мы вспоминаем о том, как наследующий день общежитие в полном составе не явилось на пары, а пришедшего разбираться завуча, от стресса, вызванного смехом, пришлось отпаивать дешевым молдавским Стрелучитором.

Источник